Въезжаем в цифровую межу


Дроны над полями, камеры в коровниках, различающие коров «в лицо»; расчет урожая на основе данных со спутника или дрона; беспилотные комбайны, способные даже в темное время суток определить неровности на своем пути, — все это уже обыденная картинка для некоторых отечественных аграриев.

Автоматизация и цифровизация, по оценкам, используется в 10–13% хозяйств в области точного земледелия и в 15–20% — в области точного животноводства. Причем накануне пандемии у селян, можно сказать, происходил цифровой бум. По данным Центра прогнозирования и мониторинга Кубанского государственного аграрного университета, в 2019 году число хозяйств, использующих «цифру» в поле, приросло на 47% по сравнению с 2018 годом, а на ферме — на 216%. При этом располагаемая хозяйствами площадь увеличилась на 24%, поголовье скота — на 176%, то есть в процесс вовлекались все более скромные по объему производства.

Показательно, что в качестве финансовой поддержки большинство аграриев-«цифровизаторов» могут рассчитывать лишь на субсидирование кредитной ставки по специальной программе Минсельхоза. Что касается прямой помощи — субсидий на закупку оборудования или возмещения других затрат, то она предусмотрена в 13 регионах, тогда как цифровизацией охвачено 58. Это говорит о том, что компании, инвестируя в «точное» сельское хозяйство, связывают с ним гарантированный рост своей финансовой эффективности в будущем.

Мы решили выяснить у самых активных «цифровизаторов», оправдываются ли их финансовые ожидания, с какими проблемами они сталкиваются, внедряя инновационные технологии управления производством, насколько эти технологии компенсируют аграрному бизнесу внешние риски. В частности, возникает вопрос, не следует ли аграриям для развития «цифрового» успеха организовать не менее амбициозный прорыв в «старой доброй» технологии — селекции, какие предпосылки для этого существуют и какие меры еще необходимы.


На смартфоне зоотехника вся информация об этой корове

Что они делают и зачем это нужно

Цифровизация, как правило, начинается с офисов — электронный документооборот, 1С-бухгалтерия, HR. Но затем довольно быстро перекидывается на управление производственными процессами. Так, ростовский агрохолдинг «Степь» в этом году полностью автоматизировал процесс возделывания пшеницы в тестовом хозяйстве площадью 120 га: от планирования посевов до уборки и учета урожая. В облачном сервисе «История поля» содержатся оцифрованные карты полей, чтобы собирать и анализировать всю информацию, от работы техники на земле до характеристик почвы. Искусственный интеллект другого сервиса — «Система прогнозирования и анализа производства» — определяет эффективное чередование культур с точки зрения их урожайности, рассчитывает маржинальность. Все полевые работы выполняют беспилотные тракторы и комбайны, и вся техника в хозяйстве, оснащенная телематическими модулями, собирает статистику о самой себе — управлении, состоянии, местонахождении. На этапе созревания урожая, когда в поля выходят «живые» агрономы, им помогают дроны — они мониторят и опрыскивают посевы. Во время жатвы «умный» комбайн контролирует уровень заполнения бункера, качество обмолота зерна. На пункте приемки во время взвешивания каждой машины с зерном автоматически определяется его класс.

В холдинге «Август-Агро» посевная тоже начинается с составления технологических карт на сезон — с помощью программных комплексов, которые в последующем контролируют качество исполнения этих карт. В дальнейшем «цифра» сопровождает традиционные операции: при ежедневном выходе техники с механизаторами в поле в спецпрограмму вносится задание и автоматически рассчитывается выработка.

Компания «ЭкоНива», специализирующаяся на производстве и переработке молока, наряду с точным земледелием (оцифровкой полей, автовождением техники, оснащенной системами дифференцированного внесения в почву семян, удобрений и средств защиты растений, синхронизацией комбайна с трактором и датчиками урожайности) развивает точное животноводство. Ферма управляется автоматизированной системой, которая предоставляет в каждый момент времени 250 типов сведений и графиков по каждой корове. Отдельная программа контролирует кормление животных, подключая к важнейшему бизнес-процессу все этажи холдинга, от управляющей компании до зоотехника и оператора.

Как утверждают в ассоциации «Союзмолоко», большинство молочных ферм оснащены не только доильными системами «карусель» и роботами-доярами, но и системами управления очисткой комплексов, учета стада и ведения истории по каждой корове: чем болела, как ее лечили, что она ела и сколько.

Главный мотив, которым руководствуются «цифровизаторы», — оптимизация затрат. Дифференцированное опрыскивание позволяет вносить в почву на порядок меньше раствора. За счет точного соблюдения скоростного режима при автоматическом управлении комбайн во время сева бросит в землю ровно столько семян, сколько нужно для хорошего урожая, а во время уборки соберет зерно без потерь. В холдинге «Степь» подсчитали, что таким образом сохраняют 5–10% урожая, кроме того, комбайны-автоматы расходуют меньше топлива. В итоге за прошедший сезон компания заработала 300 млн рублей дополнительной OIBDA, при том что ежегодные инвестиции в точное земледелие составляют 100 млн рублей

Аркадий Сандлер, управляющий партнер инвестиционной компании Docet TI, согласен, что системы, рассчитывающие оптимальное использование ресурсов, позволяют экономить на топливе, семенах и удобрениях: «При некоторых работах, например при дифференцированном посеве, экономия может достичь двадцати процентов, так как при правильных расчетах можно собрать больший урожай при меньшем количестве семян. Кумулятивная экономия при точном земледелии может достигать пятнадцати тысяч рублей с гектара». В компании — разработчике цифровых решений для сельского хозяйства «Агросигнал» оценивают эффект от использования своего продукта так: «Рост рентабельности бизнеса составляет до 25 процентов за счет сокращения издержек, в частности экономии затрат на ТМЦ и ГСМ до 50 процентов. Рост производительности работ — до двух раз. Рост урожайности — до 15 процентов».

Комплексный эффект от внедрения «цифры» подтверждают на Петелинской птицефабрике (холдинг «Черкизово»), где снизили потери, смонтировав внутри и снаружи птичника систему датчиков, контролирующих температуру и влажность, что позволяет поддерживать оптимальные условия для роста птицы и сокращает ее падеж, а это прямо влияет на себестоимость продукции. И эта же система позволяет экономить на коммунальных платежах.

Отдельно стоит сказать о росте производительности труда, который может быть феерическим — за счет сокращения персонала, например на модернизированной молочной ферме: по данным «Союзмолока», современную автоматизированную ферму обслуживают в четыре раза меньше людей, чем линейную дойку на немодернизированном производстве. Если же ферма роботизирована, людей требуется еще вдвое меньше.

Но чаще речь идет об оптимизации труда оператора за счет сокращения времени операции или повышения качества работы. Например, автоматизированная платформа учета зерна позволяет сократить время приемки машин, приехавших с поля, с 20–25 минут до пяти минут. Один человек управляет пятью дронами и обрабатывает площадь поля на 20% больше, чем если бы он сел за руль трактора. Беспилотный комбайн повышает эффективность ценнейшего трудового ресурса — комбайнеров во время уборочной страды.

Как рассказали в компании Cognitive Pilot, где разработали систему для беспилотных комбайнов, ключевой параметр уборочной кампании — это ее сроки: нужно убрать урожай, пока стоит хорошая погода. Но комбайнов всегда не хватает, а комбайнер не может работать больше десяти часов в сутки. Да и во время смены он устает, выполняя одновременно несколько задач: контролирует уборочные агрегаты и кромку поля, постоянно совершая мелкие подруливания. И вот эту монотонную задачу руления на себя берет система: на кадрах, получаемых с видеокамеры по ходу движения комбайна, распознаются участки скошенной и нескошенной культуры, кромка, рядки, валки, люди, другая техника, деревья, опоры электропередачи и прочие препятствия, автоматически выстраивается траектория и обеспечивается аккуратное следование по ней комбайна. Если на пути возникает препятствие, система сигнализирует об опасности механизатору и может сама выполнить остановку.

В целом сроки уборочных работ за счет автопилота Cognitive сокращаются до 20%, и на столько же поднимается производительность; кроме того, снижаются прямые потери урожая на 13% и расход топлива — на пять процентов. «Если в качестве альтернативы рассматривать покупку дополнительной машины, то в зависимости от модели комбайна 20 процентов ее стоимости составят от 1,5 миллиона до 9,5 миллиона рублей. Цена нашей системы существенно ниже — порядка 900 тысяч рублей, поэтому ее приобретение является выгодным вложением в повышение производительности уборки урожая», — заключает Андрей Зуев, руководитель пресс-службы Cognitive Pilot. В немецкой компании Amazone, имеющей заводы в России и производящей технику для «умного» земледелия, приводят такие расчеты: приобретение одной их машины стоимостью около ста тысяч евро окупается в крупном агрохолдинге за один сезон.



График 1. «Точное земледение» начинается с использования трактористом навигатора и контроля за его движением со спутника


Источник: Центр прогнозирования и мониторинга КубГАУ

Какое ПО лучше

На рынке присутствует широкий спектр продуктов для осуществления цифровизации — как российских, так и зарубежных. Причем не всегда зарубежные оказываются предпочтительнее. По словам Владимира Коршунова, генерального директора «Агросигнала», за рубежом аналогичные разработанным его компанией решения существуют давно, но они не смогли занять значимого места на российском рынке из-за структурных различий в организации агросектора: «Ландшафт сельскохозяйственного бизнеса Европы и Северной Америки, основных разработчиков цифровых систем, сильно отличается от российского. В основном это небольшие фермы, на которых работает один-два человека».

В Cognitive Pilot утверждают, что их разработки совершеннее зарубежных аналогов. Последние, как правило, функционируют, используя GPS-навигацию и сотовую связь. Для работы такой системы необходим устойчивый сигнал с навигационных спутников и подписка на получение RTK-поправок (Real Time Kinematic): за эту услугу, позволяющую устанавливать местоположение техники с сантиметровой точностью в режиме реального времени, нужно платить примерно пять тысяч рублей в месяц. Перед стартом систему нужно «прогреть» минут десять-пятнадцать, чтобы поймать сигнал, при движении навигационный сигнал меняет устойчивость, что отражается на точности движения — она может достигать пяти сантиметров, а может и пятидесяти. Такие колебания ведут к пропускам в уборке, и нужно либо оставить этот урожай в поле, либо потратить топливо на то, чтобы убрать узкую пропущенную полоску. При этом «глазами» такой системы остается сам механизатор, все препятствия — это его ответственность. Cognitive Agro Pilot первым в мире стал оценивать обстановку по ходу движения: где находится кромка, валок или рядок, какие впереди препятствия. Поэтому управление комбайном выполняется так же, как это делает механизатор — учитывая реальное положение объектов.

Как отмечают в Сбере, включившем в свою экосистему и цифровые решения для сельского хозяйства, зарубежные продукты зачастую существенно дороже российских, при том что в качестве последние порой им не уступают, да и часто есть запрос клиента на адаптацию продукта к российским реалиям и нюансам бизнеса. К тому же на рынке появляется много стартапов на разных стадиях, что, по мнению специалистов Сбера, создает предпосылки для увеличения числа именно российских компаний, которые будут готовы решать насущные проблемы клиентов АПК.

Иногда аграрии сами разрабатывают для себя ПО. Так, в «ЭкоНиве» используют собственные программы Eko.Crop и Eko.Feed . Первая позволяет агрономам оперативно получать данные о каждом конкретном поле, о проведенных на нем работах, затраченных ресурсах и результатах. А благодаря Eko.Feed, как уже говорилось, отлажено кормление животных. Тем не менее в зоотехнике и ветеринарии компания предпочла американский софт Dairy Comp 305, потому что, как поясняет Константин Капитуров, заместитель руководителя управления цифровизации «ЭкоНива — АПК холдинга», «набор задач, который позволяет решать этот продукт, вкупе с простотой использования в коровнике привел к тому, что это самая распространенная программа для больших ферм в мире. Она стала стандартом и для зоотехников, и для консультантов. Ее аналог есть разве что в Китае, но с китайской спецификой. В России пытались сделать нечто подобное, но пока аналога нет».

Иностранные цифровые продукты оказываются предпочтительнее там, где производственный процесс завязан на иностранное оборудование или произведенное по зарубежным лекалам. Так, автопилот от Cognitive устанавливается на серийные комбайны отечественного производства. А вот на молочных фермах, большинство которых оборудованы зарубежными системами доения, естественно, используется и сопрягаемое с ними «родное» ПО.

Впрочем, есть ниши, где российские программные комплексы проигрывают объективно, — они связаны с использованием искусственного интеллекта. Аркадий Сандлер отмечает: «Отечественные продукты развиваются, с точки зрения научной базы у нас неплохая подготовка, но у нас начали использовать решения ИИ позже и накоплено меньше данных. Но, возможно, при соответствующей поддержке, выражающейся в улучшении условий, но не отсекая и внешний рынок, мы сможем их догнать».

Так или иначе, российские поставщики цифровых решений планируют совершенствовать свой продукт. Владимир Коршунов говорит, что цель его компании — создание интеллектуальных систем: «На текущий момент “Агросигнал” является системой наблюдения за процессом, обеспечивая специалистов необходимой информацией для принятия решений. Следующие этапы развития — это блоки, автоматически подсказывающие лучшие решения». В Cognitive Pilot тоже намерены повышать уровень автономности системы: «Сейчас наш серийный продукт — это помощник механизатора, следующий этап — повышение количества и уровня новых функций/операций на различных видах техники, которые выполняет робот-помощник, заключительный этап — полностью автономная работа или работа в связке с “лидером”, когда группа беспилотных комбайнов следует и работает друг за другом».

В целом вложения в IT окупаются в первый, максимум второй год применения. Поэтому и компании АПК заинтересованы в дальнейшем развитии «цифры», хотя у каждой своя стратегия. В планах «Августа-Агро» — развитие технологии дифференцированного посева, тотальный онлайн-контроль сервисного обслуживания и эксплуатации сельхозтехники, оптимизация производственной и управленческой отчетности, интеграция программных комплексов между собой и в учетные программы. В «Черкизово» ищут решения, позволяющие как можно точнее контролировать качество продукции.

Аркадий Сандлер уверен, что следующий этап цифровизации — комплексная система, с помощью которой аграрий научится накапливать данные, и это откроет ему возможность анализировать ситуацию не на отдельных участках, а, по сути, создавать цифровой двойник своего бизнеса.


Селекция: немного импортозамещения

Если «цифра» привлекает аграриев сравнительно быстрой окупаемостью инвестиций, то в селекции ожидание отдачи подчас растягивается на многие годы. Вероятно, поэтому число игроков в этой отрасли намного меньше, а реальные достижения пока единичны. Между тем роль селекции в повышении эффективности сельского хозяйства стремительно растет. В частности, по поводу растениеводства Сергей Гончаров, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Воронежского государственного аграрного университета, говорит: «Общепринятая точка зрения, что семена обеспечивают 50 процентов прироста урожая сельскохозяйственных культур, а остальная часть делится между средствами защиты растений и удобрениями, уже устарела. Современные исследования доказывают, что вклад селекции — более 70 процентов! У российского АПК нет выбора: либо развиваться в условиях жесточайшей конкуренции, либо уступить рынки другим игрокам».



График 2. Больше половины оцифрованных ферм знают каждое свое животное «в лицо»


Источник: Центр прогнозирования и мониторинга КубГАУ

До недавнего времени селекционная работа в российском растениеводстве заключалась почти исключительно в закупке импортного семенного и посадочного материала. Так, в «ЭкоНиве» еще в конце 1990-х было создано подразделение «ЭкоНива-Семена», которое занимается локализованным семеноводством: по лицензионным договорам с западными партнерами завозит в Россию семена суперэлиты и здесь на собственных предприятиях производит семена высоких репродукций для коммерческой продажи аграриям. Сегодня это один из крупнейших импортеров семян. Тем не менее в 2018 году «ЭкоНива-Семена» создала у себя Центр селекции и первичного семеноводства. Результатом этого стала регистрация в российском реестре четырех оригинальных сортов семян: трех сортов озимой пшеницы: «ЭН Цефей», «ЭН Альбирео», «ЭН Тайгета», — отличающихся не только высокой урожайностью, но и хорошей зимостойкостью, и одного сорта сои «ЭН Аргента». По словам директора центра Виталия Волощенко, кроме дополнительной выручки от растениеводства агрохолдинг получает экономию при производстве кормов, на которые приходится до 40% себестоимости сырого молока.

Выгоду от импортозамещения подтверждают и покупатели семян. Как рассказали в ростовском агрохолдинге «Степь», у них «внушительные площади экспериментальных полей», где идут испытания новых сортов сельскохозяйственных культур. «Совместно с подмосковным “Щелково Агрохим” мы развиваем новый интенсивный высокопродуктивный сорт озимой пшеницы “Петрович”. Мы тестируем также новые гибриды подсолнечника отечественного производства, которые не уступают по урожайности импортным аналогам, при этом более привлекательны по цене и позволяют экономить до 20 процентов затрат», — рассказывает генеральный директор «Степи» Андрей Недужко.

Одно из новых направлений первичного семеноводства — интенсивные яровые сорта, которым в России всегда уделялось меньше внимания из-за холодного климата и короткого вегетационного периода, и, соответственно, предпочтение отдавалось озимым сортам. Между тем важность ярового сева явно недооценена, об этом свидетельствует, например, ситуация, сложившаяся в Черноземье весной 2020 года, когда из-за возвратных заморозков многие хозяйства потеряли озимые посевы и были вынуждены подсевать или полностью пересевать поля яровыми. То есть в условиях полной зависимости от импорта и на фоне пандемийного кризиса посевная могла оказаться под угрозой. Но и вне зависимости от кризиса постоянно страдают от отсутствия качественных семян яровых сортов восточные территории — Зауралье и Сибирь, на которые приходится 70% всех посевов яровой пшеницы. Из-за резко континентального климата урожайность там не превышает 15 центнеров с гектара — это вдвое меньше, чем в среднем по России.

Первым успешным опытом в селекции яровых можно считать разработку компании «Агролига Центр селекции растений» — подразделения ГК «Агролига России», которая вывела сорта яровой твердой пшеницы «Бурбон», «Таганрог» и «Никола». По качеству эта пшеница с содержанием протеина 13,5–18,5% соответствует лучшим мировым образцам, при этом она адаптирована к условиям России. Таким образом, взята максимально высокая планка, поскольку речь идет не просто о пшенице, а о твердых сортах, намного более капризных при возделывании, чем обычные, мягкие сорта. И ожидаемый экономический эффект от импортозамещения семян твердой пшеницы больше, чем просто экономия на закупке. «Эти разработки могут полностью изменить ситуацию с производством твердой пшеницы в России и не только обеспечить внутренние потребности переработчиков, но и позволить экспорт зерна твердой пшеницы, прежде всего в Италию», — уверен руководитель проекта «Твердая пшеница» ГК «Агролига России» Сергей Грошев.

Победой отечественных селекционеров можно также считать появление гибридов сахарной свеклы, подсолнечника и кукурузы. Сахарная свекла, по данным Минсельхоза, самая импортозависимая культура — на отечественные семена приходится менее одного процента посевов. Селекционно-генетический центр «Союзсемсвекла», созданный в 2017 году компанией «Щелково Агрохим» совместно с ГК «Русагро», уже вывел на рынок 13 новых гибридов, еще 30 сортов проходят регистрацию. При этом российские сорта, в отличие от иностранных, полученных исключительно с помощью технологии генной модификации, выведены традиционно — с помощью молекулярной биологии и клеточных технологий, но не уступают иностранным ни по урожайности (на уровне Франции), ни по сахаристости (20%), ни по устойчивости к гниению и засухе. Кроме того, «Щелково Агрохим» самостоятельно разработал десять гибридов подсолнечника, включая один высокоолеиновый сорт (с повышенным содержанием олеиновой кислоты) — в соответствии с новейшим трендом в использовании этой культуры.

Среди хозяйств, которые уже сеют подмосковную сахарную свеклу, краснодарский холдинг «Прогресс Агро» (бывшая «Кубань»), где в этом году отвели ей тысячу гектаров, а на следующий год запланировали расширить посевы до 3000–35000 гектаров — это треть всех свекольных полей компании. Краснодарцы засеяли также 10% площадей подсолнечника кондитерскими гибридами от «Щелково Агрохим». И наконец, компания отметила прошедший сезон, перейдя полностью на использование семян кукурузы собственной селекции. Линейка из 30 высокоурожайных гибридов кукурузы «Ладожские» создавалась несколько лет в научно-производственном объединении «Семеноводство Кубани», входящем в «Прогресс Агро». Посевы собственной кукурузы в хозяйстве наращивали постепенно, оставляя часть угодий под импортные гибриды в качестве подстраховки. Но опыт показал, что кубанские семена не уступают мировым аналогам, а по ряду параметров, например по урожайности в условиях засухи, превосходят их.

Что касается животноводства, то уровень развития селекции здесь отстает даже от скромных успехов растениеводов, находясь в целом на стадии интенсивного импорта зарубежного племенного скота. Некоторые крупные хозяйства только приступают к самостоятельной племенной работе. Так, в агрохолдинге «Степь» сообщили, что «ежегодное увеличение фуражного поголовья за счет собственного воспроизводства сегодня достигло отметки 15 процентов, что дает возможность наращивать объем производства молока и экономить на покупке животных».

В компании «Август-Агро», где маточное стадо сформировано из чистопородных немецких голштинов, решили заниматься искусственным осеменением, выбрав поставщиков генетического материала в США. «Мы уделяем основное внимание не только продуктивности, но и повышению качества компонентов молока, таких как жир, белок, каппа- и бета-казеины — функциональным признакам, которые включают в себя показатели здоровья, крепости конституции и плодовитости коров, а также повышению пригодности к роботизированному доению, что подразумевает не только идеальное строение вымени, но и особый тип темперамента — умеренно лабильный, уравновешенный и при этом характеризующийся любопытством», — рассказывает генеральный директор управляющей компании Айдар Галяутдинов. Завершение инвестиционного цикла, когда будет получено однородное, типичное, здоровое стадо, ожидается не ранее чем через пять-шесть лет. Продуктивность коров планируется на уровне 42–45 литров молока в сутки (средние надои по России составляют менее 18 литров).


Техника отмерит ровно столько еды, сколько положено

Есть спрос — будет и предложение

Несмотря на энтузиазм в отношении превращения аграрного сектора в отрасль активного применения инноваций и явную эффективность последних, есть обстоятельства, тормозящие этот процесс. Иначе почему столь низка в стране доля хозяйств, использующих элементы точного сельского хозяйства? Или почему на текущий момент цифровые продукты внедряют в основном крупнейшие компании, а средние фермерские хозяйства пока не очень активны?

То, что крупный бизнес формирует спрос на инновации, не удивительно, к этому толкают сами масштабы компаний: следует держать в поле зрения большое число бизнес-процессов, контролировать использование существенных ресурсов, управлять значительным числом сотрудников. У крупных хозяйств наиболее остро стоит вопрос ценовой конкурентоспособности — именно они чаще всего экспортируют свою продукцию на чувствительные к уровню цен рынки.

Крупные холдинги и технически лучше готовы к инновациям. В компании Amazone так объясняют, почему первыми их продукт опробовали агрохолдинги: «У многих холдингов имеются возможности визуализировать данные в программной среде, уже используемой для контроля подвижных объектов (тракторы, грузовой транспорт и так далее). Кроме того, у них есть возможность собирать данные на свой собственный сервер, минуя сервер производителя телеметрии. Это связано с вопросами конфиденциальности и необходимости целиком контролировать работу всей системы. Необходимость интеграции данных в уже имеющемся у компании ПО связано также с возможностью выгрузить некоторые параметры в другие программы (в частности, бухгалтерские) для дальнейшего автоматизированного учета», — говорит Егор Березовский, руководитель направления «Точное земледелие».

Наконец, крупные хозяйства могут позволить себе потратить значительные средства на преодоление препятствий, мешающих инновационному развитию. Скажем, одно из таких препятствий — дефицит квалифицированных кадров. По словам Егора Березовского, его клиентам остро не хватает обученных современным технологиям агрономов: «Нужны вузы, в Тимирязевке был создан центр точного земледелия, но его закрыли». Как замечает Айдар Галяутдинов, мешает «преобладание возрастного “доцифрового” поколения среди профессиональных работников». В связи с этим в «Август-Агро» приняли решение готовить кадры самостоятельно. «Сейчас создаем отдельное направление, связанное со всеми инновациями в сельском хозяйстве и охватывающее инженерные и программные решения», — говорит он.

Представителям среднего и малого бизнеса, несмотря на заманчивость использования инновационных решений, решиться на их внедрение сложно. И дело не только во внутренних проблемах — например, в необходимости организационных перемен, заточенных под алгоритмы передовых технологий.

Прежде всего, техника, которая подходит малым и средним формам хозяйств, для них дороговата. Скажем, для маленьких полей, неудобий, небольших виноградников или садов на склонах неактуально использование для мониторинга посевов дешевого спутника, который просто «не увидит» такой микроучасток, а нужен дорогостоящий дрон. Точно так же фермер вынужден запускать дроны с установленными опрыскивателями, потому что наземная техника ориентирована на большие ровные пространства, а распрыскивание средств защиты полей или удобрений с самолета происходит очень неточно.

Остро стоит для небольших хозяйств и вопрос финансовой устойчивости, вкладываться в инновации приходится в условиях постоянно растущих цен на ресурсы. Как считает Сергей Грошев, «затраты на сезон 2022 года на производство зерновых возрастут в среднем на 20 процентов. Это может привести к сокращению использования передовых технологий на такой же процент».

Противовесом такому негативному тренду может стать активная позиция государства. Надо сказать, что существует государственная система поддержки цифровизации на селе: Минсельхоз недавно запросил на ее осуществление 50 млрд рублей из федерального бюджета и планирует создать совместно со Сбером специализированную платформу. Но если обратиться к мнению фермеров, то им нужна поддержка не «цифрой», а сбалансированной долгосрочной политикой, направленной на нивелирование резких ценовых колебаний на их продукцию. Одним из направлений такой политики могло бы стать развитие селекции.


Дроны увидят все недостатки в посевах

Кстати, в этом году Минсельхоз принял несколько подпрограмм по селекции для Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства, действующей с 2017 по 2030 год, с общим бюджетом более 20 млрд рублей. Однако весьма вероятно, что, как и в случае с цифровизацией, будет создано предложение на рынке, интересное лишь самым крупным игрокам. По мнению некоторых участников отрасли, чтобы простимулировать развитие селекции, скажем, в семеноводстве, доступное и понятное обычному фермеру, государство должно взять на себя функции не инвестора и контролера процесса, а организатора рыночной цепочки.

«Канада, правительство которой всего пятнадцать лет назад решило стать мировым экспортером твердой пшеницы, придумало простой механизм, — рассказывает Валерий Покорняк, генеральный директор компании “Алтан”, производителя макарон. Государство в лице своего агента гарантирует фермерам продажу на экспорт зерна первого и второго классов, то есть лучшего качества, по определенной цене. Поскольку твердая пшеница в полтора, а то и в два — два с половиной раза дороже обычной, заинтересованные фермеры, чтобы вырастить хорошее зерно, закупают качественные семена. Это стимулирует инвестиции в селекцию».

«Главное для крестьянина — сбыт продукции, и если задать ему стандарты качества, допустим европейские, он начнет работать в этом направлении, — продолжает Покорняк. — Конечно, в Канаде дополнительно дотируются фермеру и семена, и удобрения, и логистика. К тому же частные агроконсультанты за умеренную плату составляют фермеру, у которого в штате нет агронома, дорожную карту на сезон: какие у него сейчас почвы, какие культуры, где лучше посеять и сколько, чтобы гарантированно продать урожай, более того, они могут также предложить ему договор на продажу части урожая».

Эта схема универсальна. Вытягивая за спрос целую бизнес-цепочку, есть шанс простимулировать селекцию и быстрый рост производства многих культур, в том числе в холодной Сибири: твердой пшеницы, гречихи, масличных — льна и рапса — все они, за исключением гречихи, имеют растущий экспортный потенциал. В европейской части РФ, заинтересовав аграриев стабильным рублем, можно значительно поднять классность мягкой пшеницы, которую Россия традиционно поставляет на внешние рынки, но в виде фуража, теряя в доходах.

В конечном счете дело не только в уровне доходов и экспорте. Выращивая зерно высокого класса или породистый скот, хозяйство, даже небольшое, поднимается на другой уровень аграрной культуры. «Это разница как между учеником обычной школы и математической», — добавляет Валерий Покорняк. А необходимость поддерживать достигнутый уровень культуры вкупе с финансовой состоятельностью фермеров неизбежно приведет к расширению сферы квалифицированного спроса на инновации разного рода.

Читать статью в источнике


Популярное
В Тверской области на Дне льняного поля впервые представили технологии беспилотного вождения для сельского хозяйства
Тверское отделение Сбербанка и Cognitive Pilot приняли участие в мероприятиях Дня льняного поля и представили почетным гостям цифровые решения для сельского хозяйства.
Развитие технологий беспилотного наземного транспорта
Рассказываем про историю развития беспилотного транспорта, а также про четвертую промышленную революцию.
Сбербанк и Cognitive Pilot запускают умный комбайн на полях агрокомплексов России
В Ростовской области начали использование роботизированных технологий уборки урожая на базе искусственного интеллекта, разработанных Сбербанком и компанией Cognitive Pilot.
Въезжаем в цифровую межу
Российские аграрии уверенно осваивают информационные технологии управления бизнесом, но не спешат развивать базовые направления повышения эффективности, к которым относится селекция
Может заинтересовать
Лучшее глобальное ИИ-решение в области сельского хозяйства 2021
Cognitive Pilot вошла в список лучших европейских компаний, обладателей премии «European Enterprise Awards». Компания получила награду, как лучшее глобальное ИИ-решение в отрасли сельского хозяйства за 2021 год «Best Global Agricultural AI Solution 2021».
Проект Cognitive Pilot и ПТЗ получил премию РБК
Проект Cognitive Pilot и Петербургского Тракторного Завода по организации первого в России серийного производства беспилотного трактора для массового коммерческого применения в сельском хозяйстве получил премию РБК. Он вошел в медийный проект издания: «Герои 2021. Капитаны свободного рынка»
Cognitive Pilot стала победителем ежегодной премии «Агроинвестор года — 2021»
Ведущий международный разработчик систем искусственного интеллекта для автономного управления транспортом компания Cognitive Pilot стала победителем II ежегодной национальной премии в сфере сельского хозяйства и продовольствия «Агроинвестор года — 2021».